Перейти к содержимому


Город-Герой Одесса


  • Вы не можете ответить в тему
Сообщений в теме: 6

#1 GreenJek

GreenJek

    Надзиратель

  • Главные администраторы
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 13 335
  • Пол:Мужчина
  • Город:Одесса
  • Интересы:рыбалка, кибер спорт, мафия

Отправлено 08 Май 2010 - 10:52

Оборона Одессы явилась ярким примером стойкости и героизма людей. Ее защитники более чем на два месяца сковали у стен города до 18 дивизий, вывели из строя более 160 тыс. солдат и офицеров противника, до 200 самолетов и 100 танков. Оборона Одессы отличалась высокой активностью, хорошо организованным взаимодействием сухопутных войск и флота и способствовала срыву гитлеровского плана "молниеносной войны".

http://www.youtube.com/watch?v=jMtmZVQnRS8

Одесса — большой, красивый город и важнейший морской порт на берегу Черного моря, расположенный неподалеку от советско-румынской границы. Фашисты настолько были уверены в быстром захвате Одессы, что направили на Одессу в основном войска румынских солдат: «Захватите — и Одесса ваша».

Одесситам было очень трудно держать оборону: не хватало техники, снарядов. Местность вокруг Одессы — ровная степь, для танков преград нет, всюду поля высокой кукурузы, за которой трудно увидеть противника. Защитники Одессы сражались героически. Не по дням, а по часам увеличивалась армия защитников города: из жителей и моряков-черноморцев. Десятки тысяч горожан рыли окопы, противотанковые рвы, ставили проволочные заграждения, строили блиндажи. На улицах росли баррикады. Даже маленькие дети помогали: несли воду и поливали швы между камней, чтобы цемент спаял их крепче.

Фашисты в окрестностях Одессы захватили водопроводную станцию. В городе перестала течь из кранов вода. Надеялись фашисты: останется Одесса без воды — сдастся обязательно. Но жители долбили каменистую землю, пробивали колодцы. К сожалению, они давали мало воды, приходилось ее выдавать по карточкам. Страдали от жажды люди, но мужество их не покидало.


На заводах и фабриках, где раньше делали игрушки, стали выпускать гранаты и минометы. Многие рабочие ушли на фронт, к станкам стали подростки, женщины, пенсионеры. Однажды на передовую доставили несколько ящиков с минами. Обрадовались бойцы, распаковали их, а там — большие консервные банки с надписью «Икра баклажанная», «Помидоры», «Повидло», да впридачу бутылки с наклейками «Лимонад». «Зачем нам это? Помидорами бить врага?» — удивились бойцы. Но оказалось, банки начинены взрывчаткой, а «лимонад» — это горючая смесь. Обрадовались бойцы: «Угостим фашиста взрывчатой икрой, напоим горючим лимонадом».

Под Одессой у врагов было много танков, а у защитников очень мало. В начале войны всей нашей армии не хватало танков. Решили бойцы использовать подбитые немецкие танки, те, что не горели. Ночью перетащили на свою территорию 5 танков и отремонтировали. Рабочие завода закрасили фашистские кресты — красные звезды нарисовали. Увидели фашисты эти танки, обрадовались: «Свои, подмога!». Но почему же танки стреляют по ним? Увидев звезды, разбежались враги, забыв об атаке.

А однажды сидели в окопах вражеские пехотинцы, а за ними артиллеристы у своих пушек. Были уверены фашисты, что наши наступать не будут, нет для этого сил у защитников Одессы. И вдруг видят враги — в поле появились десятка три танков. И странные какие-то: с высокими угловатыми башнями и движутся быстро. Спохватились фашисты, но поздно. Танки уже через окопы перекатываются и прямым ходом на их пушки. Не выдержали немецкие артиллеристы — бросили орудия. А наши бойцы, не теряя времени, выскочили из танков, прицепили к ним брошенные пушки и полным ходом, пока враг не опомнился, — обратно к себе на позиции. 24 пушки утащили бойцы. А танки эти были сделаны из тракторов, которые обили броней. Конечно, настоящей брони не было, ее заменили двумя стальными листами, между которыми были проложены доски или резина. «Такими танками фашиста только на испуг брать», — говорили бойцы. Эти танки «на испуг» сокращенно называли «НИ».

Очень храбро сражались под Одессой летчики и артиллеристы, они стреляли по вражеским кораблям, вражеским колоннам.
Однажды вылетел бомбить фашистов наш бомбардировщик, точно выполнил задание, но был встречен огнем зенитных пушек. Загорелся самолет. Скорее дотянуть до родного аэродрома. А пламя все сильнее. Нет, не дотянуть. Выпрыгнуть, раскрыть парашюты? Но тогда летчики окажутся на вражеской территории. Нет, погибать, так не задаром. Внизу ползет колонна вражеских танков. Направил экипаж горящий самолет прямо на них. Взрыв! Со славой погибли четверо комсомольцев: командир — лейтенант Булыгин, второй пилот — лейтенант Колесник, стрелки — радисты Титов и Кусенков. А на дороге остались обгорелые, искореженные танки — до Одессы они не дошли.

Героически сражались моряки-десантники, которых в помощь защитникам ночью сбрасывали с самолетов. Враги прозвали их «черной смертью».

Героически сражались партизаны.
Ночью с 15 на 16 октября по затемненным, безлюдным улицам Одессы медленно двигалась грузовая машина. Два бойца, стоя в кузове, понемногу сбрасывали лопатами меловой мешок. За машиной оставался след, он вел через весь город к порту. По этому следу шли молчаливые колонны бойцов. Войска оставляли по приказу город. Они уходили в Крым — оборонять Севастополь. Еще раньше вывезли детей и женщин, машины, станки с заводов и фабрик, рабочих. В городе остались партизаны и немного жителей. Партизаны заняли окопы красноармейцев, перебегая из окопа в окоп, они изредка стреляли, создавая видимость, что оборона города еще сильна. Отступая, саперы взорвали мол, причалы, краны, чтобы не достались врагу. Немцы вошли в Одессу только после 8 утра, но они овладели только «верхней Одессой», а была еще «нижняя Одесса» — под землей — катакомбы, туда переселились десятки тысяч жителей и партизан. В катакомбах партизаны спрятали продовольствие, патроны, гранаты и даже книги. Образовался подземный город, где были даже школы. Партизаны взрывали поезда, поджигали военные склады, перерезали провода. Изловить их было очень трудно. Фашисты не знали всех ходов в катакомбах. Враги стреляли по входам из пушек, ставили караулы, варили жирный борщ у входа на полевой кухне, надеясь, что голодные люди почувствуют запах и не выдержат. А когда все их замыслы провалились, решили заживо похоронить партизан под землей. Стали взрывать входы и заливать бетоном. Но Одесса оставалась непокоренной.


10 апреля 1944 года советские войска при содействии сил Черноморского флота и партизан освободили Одессу. Родина высоко оценила своих защитников. 14 воинам, защищавшим Одессу, присвоено звание Героя Советского Союза.

© http://nnm.ru/

Прикрепленные файлы


  • Доцент и Feliksita это нравится
Отель (гостиница) "Ника" Ильичевск http://hotel-nika.com
"Дом и Ника" http://dominika.ua - Мебель, обои, шторы, озеленение и многое другое...

#2 Cthutq

Cthutq

    Гуру

  • РК "Одесса"
  • Cообщений: 818

Отправлено 08 Май 2010 - 19:29

Ребята создали к празднику.

Прикрепленные файлы


  • GreenJek, KARLOS и ВИТОС это нравится
тел. 093-516-34-56

#3 Доцент

Доцент

    Старожил

  • РК "Одесса"
  • Cообщений: 3 326
  • Пол:Мужчина
  • Город:Одесса
  • Интересы:Рыбалка, футбол

Отправлено 07 Февраль 2011 - 21:16

Четыре имени Одессы

Сколько имён у Одессы? Оказывается, — четыре, утверждают одесские историки.

О переименовании Одессы упоминается в указе помощника Екатерины II — Платона Зубова. Документ сей от 27-го января — по старому стилю — 1795-го года, где значится — «переименовать татарами названный Хаджибей в Одессу». Катерина не любила татарских названий. Красивое слово Одессос взяли из древнегреческих карт, где значилось такое поселение. Точка стояла на берегу Тилигульского лимана там, где сейчас расположено село Кошары. Но откуда произошло слово Одессос? Ведь историки, все как одни, утверждали, что оно не связано с Одиссеем.

Владимир Полторак, кандидат исторических наук: впервые Одессос появился не у нас. Скорее всего, это было дочерняя колония другого Одессоса — на месте теперешней Варны, в Болгарии, нашего города-побратима. На фракийском языке «одессос» это название местного племени — и есть точка зрения, что слово происходит от имени фракийского племени.

В те времена Одесса была совсем другой, трудно представить её в первобытной красоте — без улиц, порта и дорог. В третьем веке до нашей эры эта гавань принадлежала древнегреческому поселению Исиаков, или Исаков. Исаков — это первое имя Одессы. Начиная с 13-го века нашей эры здесь была итальянская Дженестра, где велась торговля с монголами. Следующее название Одессы — это прозвище польского шляхтича — Кочубей, — имя это позже турки интерпретировали по-своему — как Ходжибей, что значит учитель ислама. И вот 216 лет назад это место получило название Одесса. Но до сих пор ведутся споры о том, как правильно произносить название нашего города: Одесса или Одэсса.

Владимир Полторак: сейчас в Одессе официально принят формат «Одесса», но это лишь с 60-х годах ХХ-го века. Но если вы знаете старых одесситов, которые родились ещё до войны, они фонетически говорят «Одэсса».

«Э» в слове Одесса появилось потому, что до революции в городе доминировали языки, в которых не было такого звука как мягкое «д» —германский идиш и украинский. Это не единственное искажение названия города.

Тарас Гончарук, кандидат исторических наук: в чумацких песнях есть Гадеса, а в России часто называли её Одеста. У Куприна можно встреть «как вам гостилось в Одестах?», то есть население перекручивало название.

Исиаков, Дженестра, Хаджибей — вот так причудливо менялись названия здешних краёв, пока не родилось и прочно вошло в историю прекрасное и последнее имя нашего города — Одесса.
  • GreenJek это нравится

#4 Гость_EXTRIM_*

Гость_EXTRIM_*
  • Гости

Отправлено 07 Февраль 2011 - 21:23

Как строилась Одесса


Местность, на которой расположена Одесса, имеет древнюю и интересную историю. В окрестностях города обнаружены следы жизни человека каменного века. В 1 тысячелетии до н. э. северо-западное Причерноморье населяли киммерийцы, скифы и сарматы. Наряду с кочевниками здесь также обитали оседлые племена, являющиеся далекими предками славян. Большое влияние па развитие их культуры оказала греческая колонизация. На месте нынешней Одессы существовала колония Истрианон. Начиная с IX в., причерноморские земли оказались у печенегов и половцев, поочередно вытеснявших друг друга. На короткое время в конце XIII в. в бухте обосновались генуэзцы, построившие пристань Джинестра, а затем литовцы, основавшие здесь поселение (в разные эпохи оно именовалось Качибей, Коцюбеев, Качукланов, Гаджибей, Хаджибей, Аджнбей), В XV в. Причерноморье вошло в состав Крымского ханства, а затем Оттоманской империи. После 1764 г. значение Хаджибея возросло. Здесь турки соорудили крепость Ени-Дунью. В те годы Россия боролась за возвращение своих исконных земель и выход к Черному морю. Успешной для русского оружия оказалась война 1787—1791 гг,, когда под руководством А. В. Суворова и Ф. Ф. Ушакова был одержан ряд блестящих побед. Глубокой ночью 14 сентября 1789 г. отрядом адмирала И. М.Дерибаса при активном участии украинских казаков был взят замок Ени-Дунья. Согласно Ясскому миру (1791 г.) к России отошли земли между реками Южный Буг и Днестр. Территория, занимаемая Хаджибеем, представляла собой возвышенное равнинное плато, которое в трех местах разрезано оврагами (балками) и их отрогами. Направление балок (названных позднее Карантинной, Военной и Водяной) почти перпендикулярно к берегу моря. Кроме общего незначительного уклона в сторону моря, рельеф более круто понижался по направлению к оврагам. Одна из карт того времени показывает, что никакого поселения уже не существовало и о недалеком прошлом напоминали только развалины турецкого замка, остатки жилых домов и несколько плодовых деревьев.

Еще в конце 1791 г. на месте Хаджибея решили устроить поселок для матросов Средиземноморской флотилии. Его проект был составлен инж. Ф. П. Деволаном в 1792 г. Поселение должно было представлять собой компактное жилое образование с прямоугольно-сетчатой планировкой кварталов. В том же 1792 г. для защиты края от турок решили возвести так называемую Днестровскую линию крепостей. Среди них важное место имела Хаджибеевская, которую спроектировал Ф. П. Деволан под наблюдением А. В. Суворова. Заложенная 10 июня 1793 г. она строилась под руководством капитана Кайзера и в конце того же года была закончена, а весной следующего 1794 г. в ней уже разместились войска. Звездообразная в плане, с пятью бастионами земляная крепость располагалась на возвышенном месте, над прибрежным обрывом. Она была сравнительно небольшой и занимала территорию около 20 га. Внутри валов вокруг площади возводились арсенал, провиантский магазин, казармы, инженерный дом с мастерскими, составившие своеобразный ансамбль. Намечалось реконструировать и бывший турецкий замок, окружив его земляными брустверами, рвами и гласисом. Рядом с ним проектировались адмиралтейские сооружения, В 1793 г. решался важный вопрос о месте главного порта края. Специальная комиссия под руководством И. М. Дерибаса, Ф. П. Деволана и А. И. Шостака обследовала черноморское побережье и показала преимущества Хаджибеевской бухты над Очаковским и Николаевским портами, В результате 27мая 1794 г. был издан указ об основании города Хаджибея, а также утвержден проект его планировки. Но последний явился лишь эскизом, из которого были использованы принципы структурного построения улиц и размеры кварталов. В том же 1794 г., когда началось заселение города, Ф. П. Деволан уточнил проект. В соответствии с этим планом под руководством И. М. Дерибаса и Ф. П. Деволана началось строительство. Работы велись активно, не прекращались даже в зимнее время. Строители спешили, намереваясь за пять лет создать город и порт с тремя гаванями. Возводились склады, военный госпиталь, административные здания, устраивались причальные линии. В результате в 1795 г. в порту швартовались корабли, положившие начало активной торговле города, названного Одессой.

Первые годы жизни города были нелегкими. Ему грозила участь жалкого захолустного местечка, какая постигла многие селения, громко названные в царствование Екатерины 11 городами. Но Одесса стала центром края, его гордостью. Причиной этого были благоприятные экономическая и политическая ситуации. Не имея конкурентов в Черноморско-Азовском бассейне, одесский порт для Европы и Ближнего Востока стал главным поставщиком хлеба. Из года в год стремительно увеличивались портовые обороты, развивался город, росло его население. В 1817 г. здесь насчитывалось 32 тыс. жителей, то есть в 10 раз больше по сравнению с 1797 г. Характерно, что на темпах прироста населения почти не отразилась постигшая Одессу в 1812 г. эпидемия чумы, во время которой вымерла пятая часть жителей. В том же 1812 г. после русско-турецкой войны граница отодвинулась от города, а из присоединенной Бессарабии в одесский порт хлынул хлеб и другие сельскохозяйственные продукты. С 1820 по 1861 г. Одесса стала городом европейского масштаба. Основой её экономического могущества по-прежнему являлась непрерывно растущая торговля. К хлебоэкспортным операциям, по которым одесский порт уверенно удерживал первенство в Европе, прибавился значительный объем импортного оборота, ибо в течение 40 лет с 1819 г. город обладал привилегиями порто-франко, то есть на его территории можно было без уплаты пошлины торговать иностранными товарами. Увеличивалось значение Одессы и как административного центра юга Украины. Здесь разместилась канцелярия Новороссийского и Бессарабского губернатора, пост которого занял крупный государственный деятель своего времени М. С. Воронцов. Ришельевский лицей, Институт благородных девиц, гимназии, театр, археологический музей, публичная библиотека, научные общества, газеты, книги местных издательств — вот далеко не полный перечень того, что поставило город на одно из первых мест в России в области культуры и просвещения. В результате действия всех факторов происходил быстрый рост населения. К 1861 г. в Одессе насчитывалось свыше 100 тыс. жителей.

С первых дней своего существования город застраивался под руководством инженеров и архитекторов. Так, после указа об его основании была учреждена Экспедиция строения гавани и города Хаджибея с купеческой пристанью. В ее состав входили инженеры Ф. П. Деволан, П. Харламов, Е. X. Ферстер. С 1795 г. сюда был направлен архит. М. И. Портарий, а проекты ряда зданий исполнял архит. В. В. Вапрезант. В 1798 г. во главе вновь организованного Комитета для строительства порта и города стал П. Харламов и начал работать архит. Ф. Фраполли. В начале XIX в. руководство застройкой Одессы перешло к Строительному комитету во главе с инж. Е. X. Ферстсром. 15 1810-х гг. здесь работали также архитекторы Д. Храполли, А. Дигбий. Ф. Шаль, инженеры Ю. В. Гаюн, К. И. Потье, Д. И. Круг. Для проектирования крупных зданий привлекались столичные зодчие Тома де Томон, А. А. Монферран. Во второй трети XIX в. в Одессе трудилось уже новое поколение архитекторов — И. С. Козлов. Ф. К. Боффо, Г. И. Торичелли, А. С. Шанин, Ф. В. Гонсиоровский, Ф. О. Моранди, Л. Ц. Оттон и др.

Сложной задачей при строительстве города являлось его снабжение строительным лесом. Он был привозным и стоил очень дорого. Кирпича производилось немного, его применяли в самых ответственных местах несущих стен и для кладки печей. В 1803 г. в Одессе действовало 3 небольших кирпичных завода, в 1835 г. их число увеличилось до 7. В качестве вяжущих употреблялись известь и глина. По обжигу известняка в 1803 г. работало 3 известковых завода, в 1839 г. количество печей возросло до 19. Краски, стекло, гвозди и другие материалы привозились на кораблях из-за рубежа. Крыши покрывались черепицей. В 1835 г, около города имелось 6 черепичных заводов. Главным строительным материалом являлся камень-ракушечник, залегавший мощным пластом прямо под городом. Выработки этого камня велись на всей территории без ограничений. Поэтому вскоре под городом появился настоящий лабиринт подземных галерей — катакомб, запутанные ходы которых породили множество легенд.



Планировка города

Планировка города является одним из высших достижений градостроительства эпохи классицизма. Ее автор инж. Ф. П. Деволан хороню использовал топографию местности, учел климатические условия, хозяйственный профиль города и создал выразительное в композиционном отношении планировочное построение. Жилая зона разместилась на возвышенном плато, порт — на низменной прибрежной полосе. Широкая долина Карантинной балки предназначалась для складов. Овраги использованы как спуски из города в порт. Такое разграничение жилой и производственной территорий в двух уровнях — явление очень прогрессивное. Используя территориальные резервы равнинного плато, планировку кварталов намечалось развить в сторону степи. Город поначалу проектировался громадных для того времени размеров — свыше 1000 га. Сетки кварталов сопрягались под углом 45°.

При решении вопросов расселения основное внимание уделялось национальным признакам жителей. Выходцы из стран Западной Европы, греки, армяне должны были расселиться в разных частях города вокруг площадей с церквями. Главное положение предназначалось Соборной площади с русской церковью. Однако общественный центр отсутствовал, так как наиболее удобные для него раскрытые к морю территории занимались эспланадами и производственными сооружениями. Зато был намечен торговый центр. Он разместился по оси Военной балки в виде широкого застроенного торговыми рядами проспекта, подводившего к просторной квадратной площади.

В 1803 г. был утвержден представленный инж. Е. X, Форстером план Одессы, в основе которого лежали предложения Ф. П. Деволана. Важное значение и формировании общественного центра имело строительство театра в прибрежном районе. Архит. Ф. Фраполли в 1808 г. сделал попытку организовать пространство вокруг театра — улицы Ришельевская и Екатерининская и продолжались до обрыва, вдоль которого намечался узкий бульвар, предусматривались полукруглая и прямоугольная площади.

Согласно плану 1811 г., составленному инж. Е. X. Ферстером, жилая зона уменьшилась и приобрела другую форму. Ибо вдоль карантинного рва, прорытого еще в 1799 г. и слегка спрямленного в 1803 г., были сооружены так называемые оборонительные казармы. Из планировочных замыслов исчезли многие улицы, площади и кварталы.

В восточной части Одессы казармы строили за ул. Новорыбной (ныне ул. Пантелеймоновская) и планировка здесь не изменилась. Зато в слабо освоенной западной части, где линия рва пересекала город без учета его перспективного развития, направления прилегающих улиц, размеры и форма кварталов стали иными. Это зафиксирована во многих чертежах, в том числе и в плане 1814 г.

Территориальное расширение Одессы после 1811 г. стало возможным за счет предместий. Еще при основании города возникла Пересыпь. В виде села с двумя десятками домов на плане 1814 г. изображена Молдаванка. Но за 4—5 лет она превратилась в большое предместье и в 1819 г. отделялась от города только эспланадой, свободной от застройки по фортификационным соображениям. Направление улиц обуславливалось прокладкой путей к колодцам в Водяной балке, трассами дорог в Овидиополь, Тирасполь и Дальник. Кварталы здесь были крупными, так как многие жители занимались огородничеством.

В 1820-е гг., утратив военно-оборонительное значение, Одесса получила возможность более свободного развития. Появились новые предместья. К юго-западу от Молдаванки образовались Ближние и Дальние Мельницы с прямоугольными сетками кварталов. Они возникли возле стоявших здесь группами мельниц. В конце 1820-х гг. к западу от города между Водяной и Кривой балками возникло предместье Слободка-Романовка. Его территория разбивалась на мелкие удлиненные кварталы и имела перекрестно-рядовую планировку. Быстро развивалось предместье Пересыпь. Вначале застраивались кварталы около города, затем осваивались более удаленные участки вдоль побережья по оси ул. Московской, которая из-за кривой линии берега прокладывалась с изломами. Менялось и предместье Молдаванка. Оно вплотную приблизилось к центральной части города. Кроме того, предместье расширялось в западном и южном направлениях, упорядочивалась его уличная сеть, благоустраивалась кольцевая магистраль — ул. Балковская.

Особое развитие получила центральная часть города, которая быстро застраивалась, и осваивались кварталы, прилегавшие к оборонительным казармам. Вредные в санитарном отношении мясобойни и салотопенные заводы вынесли к развилке Люстдорфской и Большефонтанской дорог. На пл. Новобазарной выросли 2-этажные лавки с колонными галереями. В общегородском торговом центре главной стала пл. Старобазарная, застроенная монументальными зданиями. Широкий просп. Александровский связывал три площади и образовывалась впечатляющая пространственная анфилада. Возросшее политическое и экономическое значение Одессы, ее роль южного «окна в Европу» потребовали создания административно-культурного центра. Важное значение прибрежного участка понял еще архит. Ф. Фраполли, по в его проекте не учитывались особенности рельефа и содержание застройки. Поэтому в 1819 г. архит. Ф. Шаль разработал новый проект, который в 1820 г. при содействии инж. К. И. Потье был утвержден. Теперь основное значение получил открытый к морю широкий бульвар с полукруглой площадью посредине, на которую, изменив свое направление, выходила ул. Екатерининская. В 1823 г. проект был скорректирован в связи со строительством на одном торце бульвара дворца Воронцова. Вскоре полукруглую площадь застроили монументальными зданиями, одно из которых предназначалось для присутственных мест, а на самой площади установили памятник Ришелье. Центральную ось бульвара также подчеркнули гигантской лестницей, ведущей к набережной. На другом конце бульвара возвели биржу. В результате, обладая развитым центром, фланкируемый по сторонам крупными сооружениями, бульвар получил композиционную завершенность и превратился в парадное лицо Одессы со стороны моря.

В 1840-х гг. изменился облик пл. Театральной. Вокруг нее построили крупные здания, среди которых выделялся дом градоначальника. Восточная часть площади была застроена торговыми корпусами Пале-Рояля. Перед театром соорудили здание Английского клуба, еще ниже — Музей истории и древностей. Таким образом, возникла сложная система связанных и ритмически переливающихся пространств бульвара, площадей Биржевой (ныне пл. Коммуны) и Театральной. Наибольшее развитие получил прием периметральной застройки участков. Увеличивалась этажность застройки. . Если в 1820 — 1830-е гг. в центральных кварталах возводили 2-этажные дома, то в следующем двадцатилетии высота зданий возросла до 3 — 4 этажей. Рос объем строительства. Так, в 1835 г. город насчитывал 4539 жилых домов, из них 2- и 3-этажных было 463, а в следующем 1836 г. количество последних увеличилось па 261. Наблюдалась неравномерность застройки районов. Например, в 1838 г. центральная часть города состояла из 5067 каменных домов, где свыше 800 были 2- и 3-этажными, а значительно более крупные по площади Молдаванка и Пересыпь имели всего 3305 зданий, из них только 30 2-этажных.



Жилая застройка

В первый период существования Одессы в планировке и облике жилых домов встречались итальянские, армянские и крымско-татарские приемы. Свидетельством является дом в пер. Красном, 6. Это 3-этажное строение, обращенное торцом к улице. Вдоль верхнего этажа на узорных кронштейнах повисла деревянная галерея, лестница — наружная. Покрытая ранее красной черепицей крыша была невысокой. Но политика строительного контроля и регламентации, которую в это время проводило правительство, не давала возможности для дальнейшего развития национальных тенденций в архитектуре. Господствующим стилем являлся классицизм. В конце XVIII в. первые жилые дома в центральных кварталах были 1 -этажные в 3 — 5 окон на главном фасаде. В дальнейшем 1 - 2-этажными особняками мелких ремесленников, небогатых купцов и мещан застраивались преимущественно окраины и предместья. Планировка этих домов не отличалась разнообразием, что обуславливалось привычными для строителей габаритами строений и однообразным бытовым укладом жителей. Кроме наружных, здание имело одну внутреннюю продольную и ряд поперечных стен. Причем продольная стена располагалась таким образом, что помещения со стороны улицы были заметно шире, чем подчеркивалось их парадное значение. Вход обычно размещался со стороны двора, здесь же устраивались и сени. В более крупных домах выделение средней оси фасада соответствовало местоположению самого парадного помещения. Архитектура фасадов многих домов выполнялась в основном по «образцовым» проектам 1809—1812 гг.

Крупные купцы и помещики строили дворцы усадебного типа. Ярким примером такого строительства является здание на ул. Софийской, 5 (ныне ул. Короленко), возведенное в 1810-х гг. В конце XIX в. оно стало собственностью города и с тех пор здесь находится музей с богатой коллекцией произведений русских и украинских художников. Перед нами типичная дворянская усадьба. Корпус в два этажа отодвинулся от улицы в глубину участка, крылья служб полукругом охватывают парадный двор, огражденный великолепной по рисунку чугунной решеткой. За домом располагался обширный сад, когда-то спускавшийся до самого моря. Архитектура дворца отличается тонко найденными пропорциями, а яркая окраска стен делает очень выразительными белые узорные детали и сочную лепнину. Прекрасно выполнен шести колонный портик, выплывающий из массива здания.

Внутренние помещения имеют анфиладную планировку. Парадные залы с изысканной отделкой расположились па первом этаже. Пышностью и блеском сверкает центральный зал с его паркетным полом и обилием растительного орнамента на потолке, то сплетающего сложные узоры гирлянд, то сворачивающегося а круглые венки. Лестница, ведущая в жилые покои второго этажа, как бы спряталась в угол здания. Романтичен и загадочен подземный ход под дворцом. С ним связано множество таинственных преданий. Большой загадкой остается имя автора здания. Анализируя стилистические особенности, можно лишь предположить, что им был польский зодчий. В тот же период в пер. Красном появились первые доходные дома с квартирами для сдачи в аренду. Они сохранились на протяжении почти целого квартала с № 18 до 30. Внутри каждого дома устроены крошечные дворики площадью 8—10 кв. м. Они обнесены открытыми деревянными галереями и лестницами, пленяют своей красотой и особым южным колоритом.

Строительство доходных домов заметно увеличилось в 1820-е гг. Вскоре они стали основным типом в застройке центральной части города. В отличие от особняков, доходные дома занимали фронт красной линии, а нередко и весь периметр участка. В средней части лицевых корпусов, обращенных к улице, устраивались проезды во двор. Во фланкирующих стенах появлялись нищи, филенки, картуши, сами стены иногда расписывались и часто расчленялись пилястрами, полуколоннами, потолок решался в виде свода.

Ядром, средоточием всей общественной жизни жильцов дома являлся двор. Именно в его сторону обращались входные двери квартир, которые защищались от солнца и ветра, от дождя и снега открытыми галереями. Эти широкие галереи, будучи сезонной жилой площадью, в то же время позволяли варьировать состав и количество квартир без каких-либо серьезных переделок конструкций здания. Галереи были разнообразными по форме и размерам: каменными или деревянными, колонными или арочными, с массивными балюстрадами или с легкими ограждающими решетками. Обвитые коврами вьющейся зелени, прорезанные косыми линиями лестничных маршей, обрамляя дворовые фасады как лицевого корпуса, так и флигелей, они составляли очень поэтичную и впечатляющую композицию. Поверхность двора обычно покрывали твердыми сортами местного ракушечника, так называемого дикаря, укладывавшегося вверх своими торцевыми гранями. Это весьма несовершенное замощение дополнялось темно-синими дорожками из квадратных плит вулкани­ческой породы, которые привозились в одесский порт в качестве балласта торговыми кораблями. Кроме того, двор засаживали деревьями, преимущественно белой акацией. Водопровода еще не существовало, рыть колодцы было безнадежно из-за низкого уровня залегании водоносных слоев. Поэтому распространилась известная еще в древние времена форма накопления и хранения воды в цистернах. Так назывались большие подземные резервуары, дно, бока и своды которых выкладывались из кирпича или прочного камня и тщательно оштукатуривались. Дождевая и талая вода стекала с односкатных крыш по водосточным трубам и при помощи подземных лотков наполняла цистерну. А над ней устраивалось небольшое кувшинообразное мраморное ограждение и металлическая узорная станина для вертела, поднимающего ведра.

Немало доходных домов отличалось выразительным внешним обликом. Среди них можно отметить здание на ул. Пушкинской, 13, которое было построено в 1821 г. Оно ценно и как место пребывания великого А. С. Пушкина, жившего в Одессе в 1823—1824 гг. Мерный ритм поэтажных членений, слегка выступающие ризалиты, пологая арка проезда — все дышит спокойствием и уютом. Немногочисленный декор слегка оттеняется белым цветом на фоне желтой стены. Выразителен облик дома на ул. Ланжероновской 3. Здесь выделен центральный объем, возвышающийся над боковыми крыльями. Его средняя ось подчеркнута проездной аркой ворот и глубокой трехарочной лоджией, которая напоминает архитектурные образы Италии. Со стороны двора ранее была устроена эффектная галерея, поддерживаемая спаренными колоннами тосканского ордера.

С середины 1830-х гг. увеличилась этажность доходных домов и изменилась их архитектура. Канонические формы классицизма и ампира превращались в набор декоративных элементов. Нередко можно увидеть и избыточность декора, свидетельством чего являются многие дома, построенные по проектам архит. К. О. Даллаква, в частности здание на углу просп. Александровского и ул. Троицкой. И даже такие видные мастера, каким был Ф. К. Боффо, оказались не в состоянии возродить былую жизненность форм классики. Это подтверждает архитектура собственного дома зодчего в пер. Театральном, где ради монументальности портала значительно увеличена высота проезда. Изменение стилевой направленности было повсеместным, в связи с чем в 1840 и 1843—1847 гг. правительство выпустило новые серии типовых проектов. Примером их применения в Одессе может быть выстроенный в 1845 г. архит. И. С. Козловым дом на ул. Ямской , 66. Трактовка этого здания как античного храма производит крайне странное впечатление.

Интереснее выглядели доходные дома, разработанные по индивидуальным проектам в формах ренессанса, свидетельством чего является здание на ул. Полицейской, 19, построенное в 1849 г. архит. И. С. Козловым. В том же 1849 г. по проекту архит. Ф. О. Моранди в стиле ренессанса был возведен дом на ул. Пушкинской, 19. Ритм арочных окон между рустами первого этажа, коринфские пилястры в простенках второго, изящная орнаментика фриза, четкая прорисовка карниза и балюстрады — все создавало впечатление гармонии.

В 1820-е гг. происходят также изменения в строительстве особняков. Они нередко сооружались в традиционной форме в глубине участка с парадным двором перед главным корпусом. Примером может быть дворец Толстого у Сабанеева моста, возведенный в 1830 г. в сдержанных формах ампира. Полуротонда его заднего фасада обращена к саду, который отделялся от переулка оградой на высоком цоколе. Однако недостаток земельных площадей в центральных кварталах приводит к тому, что постепенно парадный двор исчезает из дворцового строительства. Большинство особняков теперь возводится прямо на красных линиях. Показательным в этом отношении является дом на пл. Тираспольской, построенный в 1834 г. архит. Г. И. Торичелли. Здесь залы запроектированы в виде анфилад, а со стороны двора устроена полуротонда с колоннами. Приземистый цоколь расчерчен рустом, парадность второго этажа подчеркнута богатством пластических форм, разнообразием лепного убранства.

Одним из самых ярких памятников архитектуры Одессы является дворец Воронцова. Он разместился на том месте, где когда-то был турецкий замок, на высокой круче над обрывами, гордо открытый солнечным лучам и соленым морским ветрам. Несмотря на расположение в парадной части города, дворцовая усадьба оказалась замкнутой и обособленной. От общественного бульвара она отгораживалась массивной решеткой, к тому же главный корпус «повернулся» к бульвару не фасадной плоскостью, а углом.


Автором проекта и.строителем дворца был архит. Ф. К. Боффо. Главный корпус соорудили в 1824 —1827 гг. и уже к 1828 г. здесь устраивались празднества. Весь комплекс усадьбы был завершен в 1829 г. Его доминантой являлось здание дворца, имеющее компактный, почти кубический объем.

Рассматриваемые с близких расстояний западный и южный фасады решены камерно. Северный и восточный видны с низкого берега моря, и их образы монументально приподняты. Интерьер здания гораздо мягче и лиричнее. Так, жилые комнаты второго этажа оформлены относительно скромно, а ведущая туда лестница словно спряталась в середине дома. Парадными являлись залы первого этажа, где раскрывались короткие анфилады. Здесь все сверкало богатством и роскошью: узорный паркет полов, расписные потолки, мраморные камины, хрустальные люстры, инкрустированные двери и мебель. С запада под прямым углом к дворцу когда-то примыкал узкий 2-этажный «орловский флигель». Его фасады решались в соответствии с архитектурой дворца, но немного проще и спокойнее. На плоскости «орловского флигеля» читался легкий бельведер. Сейчас флигеля нет, и колоннада бельведера, эффектно поставленная на высокий ступенчатый цоколь на самом краю обрыва, хорошо видна отовсюду. Десять пар колонн тосканского ордера образуют в плане легкую дугу. Этот пластический поворот придает колоннаде оттенок теплоты и лиричности, сочетающийся с суровым мужеством лаконичных форм. К «орловскому флигелю» примыкала низкая стена хо­зяйственного здания. Замыкая внутренний двор, она масштабно оттеняла величину дворца. Ее приземистость подчеркивали дорический антаблемент и выразительный рисунок рустов. Интересен по замыслу также конюшенный корпус, выгнутый дугой в глубь двора усадьбы. На фоне его рустованных стен выделяется портик. В ансамбль бульвара также входит бывший дворец Шидловского (бульв. Приморский, 9), построенный в 1830 г. архит. Ф. К. Боффо. В соответствии с градостроительными требованиями главный корпус был вынесен на красную линию и парадный двор оказался за зданием. Влияние ренессанса, в частности известного палаццо Фарнезе в Риме, сказалось на трактовке главного фасада. Он подчеркнуто монументален. С обеих сторон первый этаж украшен величественными арочными порталами. Парадная лестница сверкает белым мрамором, бронзой и зеркалами. Залы второго этажа восхищают своим великолепием и затейливой лепниной, в ритмах которой проявляются черты рококо. Отделка была выполнена в середине XIX в.

В конце 1830-х гг. небольшие дома на окраинах начали перегружать лепным декором и ордерными элементами, а особняки возводить в формах романского и готического стилей. Примером является так называемый Шахский дворец, возведенный в 1852 г. архит. Ф. В. Гонсиоровским в начале ул. Гоголя. Разместившись над крутым обрывом, здание хорошо обозримо с морского побережья. От дворца к ул. Приморской сбегает неширокая лестница. Когда поднимаешься по ее ступеням, здание медленно выплывает из густой растительности над кромкой обрыва, как на киноленте. Сначала появляются зубцы верхов башен, затем сами башни и мощные стены и, наконец, величаво открывается весь 2-этажный массив, окруженный развесистыми акациями и пирамидальными тополями. Двор спрятался за стенами основного здания и двух примыкающих к нему корпусов, словно в каменный мешок. Раньше в него входили со стороны ул. Гоголя, где возвышались монументальные ворота с калиткой в виде подъемного крепостного мостика. Это здание напоминает старинные английские замки. Объемы в два этажа теснятся друг к другу, восьмигранные башни и декоративные шпили вырываются вверх, и прямоугольные проемы чередуются со стрельчатыми. Здесь и мощные контрфорсы, и ритм прямых зубцов па парапетах.


Во дворце на ул. Пушкинской, 9 (1857 г., архит. Л. Ц. Оттон) применены формы французского барокко. Отличительной особенностью здания являлось то, что часть его предназначалась для сдачи в аренду и со стороны ул. Греческой имелся въезд во двор. Угол здания срезан и обогащен эркером, который поддерживается кронштейном в виде грациозно прорисованной корзины. Строго симметричные фасады не лишены легкости. Это достигнуто двухъярусным применением коринфского ордера, удлиненными оконными проемами с изысканными лепными украшениями, сочным декором фронтонов, бегущим орнаментом фриза, фигурными металлическими балконами и козырьком над входом.

План дворца необычен из-за криволинейных форм помещений. Так, овальному салону в угловой части здания отвечали два зала со скругленными углами, служившие переходом к анфиладам других апартаментов. Все это являло собой мастерское подражание французской архитектуре, Но в построении плана сказались и традиции Одессы. Главный корпус со стороны ул. Пушкинской расширен в полтора раза и вместо одной устроены две внутренние продольные стены. Этот планировочный мотив несомненно навеян галерейкой композицией жилого дома. Именно как забранную галерею нужно рассматривать неширокие залы со стороны двора, что подтверждают и ордерные аркады их фасадов. В результате средние помещения получили мало света, зато стало возможным создать великолепную многомаршевую лестницу, ведущую из роскошного вестибюля на второй этаж, залы которого поражают великолепием узорных паркетных полов, изысканностью плафонов и пышной орнаментикой стен, решенной в нежной гамме серебристо-зеленоватых тонов.


Общественные здания

Строительство административных зданий было связано еще с возведением крепости, где имелись дом коменданта и гауптвахта. Затем были возведены дома капитана порта, адмиралтейской канцелярии, начальника флота. Над Военной балкой компактной 2-этажной массой выделялся «инженерный дом». Наибольшее значение в Одессе получили торговые заведения. Тяготея к транспортным магистралям, они концентрировались вокруг площадей. Здесь кварталы членились на мелкие равные участки, выходившие узкой стороной на площадь. Каждый владелец участка строил на красной линии здание лавки с тремя проемами и колонной галерей перед лицевой стороной. В итоге формировалась цельная застройка площади, облик которой напоминал перистильные композиции античности. Остаток таких галерейных лавок можно и сегодня встретить около Нового базара. Эти 1-этажные здания были возведены еще в 1810-х гг. архит. Ф. Фраполли.


Роль главного рынка вначале играла пл. Греческая. В 1804—1814 гг. ее периметр застроили 2-этажными зданиями, фасады которых были обработаны колоннадами тосканского ордера по проекту архит. Ф. Фраполли. Его замысел имел несомненные художественные достоинства, так как обрамленная колонными галереями рыночная площадь впечатляла цельностью архитектурного облика и в свое время составляла выразительный ансамбль.

Военный госпиталь начали сооружать под руководством инж. Ф. П. Деволана в 1794 г. там, где позднее построили Шахский дворец. Но сооружение было возведено лишь наполовину и в 1800-х гг. разобрано. Однако рост Одессы в начале XIX в. настоятельно требовал создания солидного лечебного заведения. Поэтому градоначальник А. Э. Ришелье заказал знаменитому петербургскому зодчему Тома де Томону проект городской больницы. И так как средств у города было недостаточно, то в 1806—1808 гг. в начале ул. Херсонской (ныне ул. Пастера) архит. Ф. Фраполли построил только центральный 2-этажный корпус. Гладь стен его фасада оттенена горизонтальными тягами, которым вторит дощатый руст первого этажа. Над прямоугольными окнами эффектно выступают замковые камни. Редко расставленные арочные окна второго этажа усиливают ощущение монументальности и суровой величавости. Портик разработан оригинально. На невысокие тумбы-пьедесталы поставлены колон­ны, внизу они словно одеты в толстые капеллированные «шубы», в то время как их стволы стремительно сужаются вверх. Когда в 1821 г. одесскую больницу решили окончить по плану Томона, то из последнего взяли лишь самую идею крыльев с павильонами. Сооружение поручили окончить архит. Д. Фраполли. Чтобы завуалировать арки в крыльях, зодчий устроил перед ними колоннаду. Антресольные этажи крыльев — более позднего происхождения. Наряду с больницей Тома де Томой спроектировал для Одессы театр. Его строительство было осуществлено в 1804—1809 гг. под руководством архит. Ф. Фраполли, внесшего в проект ряд изменений. Расположенный на обширной площади театр был хорошо виден со стороны моря, что обязывало найти четкий силуэт. Здание уподоблялось древнегреческому простилю — к кубовидной массе с торца примыкал шестиколонный портик. Причем к ул. Ришельевской оно обращалось боковым фасадом, а главным выходило в сторону Карантинной балки. Шли годы, город развивался, росло его население. Театр неоднократно расширяли, строгая красота здания казалась недостаточно представительной — и его фасады одевались новым лепным убором. Такие «реконструкции» значительно исказили пропорции театра и лишили его архитектурной цельности. После очередной перестройки здание сгорело в ночь на 1 января 1873 г. В начале XIX в. в Одессе появились учебные заведения. Сначала полуофициальный пансион, затем Благородный институт. В связи с реорганизацией института в Ришельевский лицей в 1817 г. был утвержден проект петербургского архит. А. А. Монферрана. Но его не осуществили из-за недостатка средств. Для Ришельевского лицея приспособили старые постройки. В 1819 г. под руководством архит. Ф. Шаля и перестроили, в результате чего по улицам Дерибасовской и Ланжеровской появились два длинных 2-этажных корпуса, соединенных между собой 2- и 1-этажными зданиями. В середине 1820-х гг. в связи с назначением Одессы уездным центром потребовались новые административные здания. Для строительства присутственных мест был отведен участок па полукруглой площади бульв. Приморского. Проект был выполнен известным петербургским зодчим А. И. Мельниковым. Строительство осуществлялось в 1827—1830 гг. под руководством архит. Ф. К. Боффо. Объемно-пространственная композиции здания вытекала из ею роли в ансамбле бульв. Приморского. Оно состояло из двух призматических корпусов, которые соединялись дугообразным. Мерный ритм оконных проемов, строгость ордерных форм, гладь стен контрастно оттенялись пластикой разворота дугообразного корпуса, лоджией из пяти арок и шестью ионическими пилястрами. Крупный масштаб и лаконичность пластического языка придавали зданию возвышенный и торжественный характер. Система пространственных связей между помещениями отличалась четкостью и хорошо отвечала функциональному назначению. Лоджия и узкий дугообразный в плане вестибюль раскрывались широкими проемами в сторону парадной лестницы, освещенной окнами со стороны двора. При строительстве жилого дома, являвшегося парным зданию присутственных мест, архит. Ф. К. Боффо пользовался теми же композиционными приемами, только формы ионического ордера заменил на коринфские. Но это не вносит изменений в архитектурный образ. Оба здания подчеркнуто суровы и величественны, создавая полукруглую площадь — центральное звено градостроительного ансамбля. В пространство полукруглой площади гармонично вписан памятник А. Э. Ришелье —первому градоначальнику Одессы. В 1824 г. был заключён контракт с выдающимся русским скульптором И. П. Мартосом. В 1825 г. статуя и рельефы были отлиты и в следующем году уже доставлены в Одессу. Постамент спроектировал зодчий А. И. Мельников. Установку монумента производила специальная комиссия, где руководящую роль играл Ф. К. Боффо. По его совету памятник сместили на край обрыва и заодно увеличили высоту постамента с тем, чтобы статуя воспринималась и со стороны моря. Торжественное открытие памятника состоялось в 1828 г. Классическая ясность форм и одухотворенность образа сделали памятник одним из лучших произведений монументальной скульптуры XIX в. Статуя в четкой и конкретной форме раскрывала идейный смысл бульвара, а ее выразительный силуэт и скромные размеры подчеркивали масштабность и ритм застройки.




Потёмкинская лестница

Гигантская лестница с бульв. Приморского к морю была задумана еще в середине 1820-х гг.. Но только в 1835 г. был утвержден ее проект, исполненный архит. Ф. К. Боффо. Строительные работы начались в феврале 1837 г. и были окончены в 1841 г. Она состоит из 10 площадок и 10 маршей, насчитывающих 192 ступени. С обеих сторон сооружение обрамлено двухметровой толщины парапетами. Благодаря хорошо найденным размерам ступеней и площадок лестницы получился уклон, выгодно оттеняющий монументальность постройки. Разница в ширине нижнего и верхнего маршей (21,7 и 13,4 м) создает перспективный эффект, еще более усиливающий впечатление грандиозности. У подножия лестницы ее боковые парапеты кажутся сближающимися наверху, а памятник Ришелье — удаленным. Торжественная и строгая каскадная композиция ступеней и площадок, а также уступов боковых парапетов невольно ассоциируется с мерным прибоем морских волн, когда-то плескавшихся почти у самого основания сооружения.

Колоссальный каменный массив лестницы гармонично увязан с живописными откосами обрыва, напоенными зеленью, а также с сооружениями, препятствующими оползням и обвалам кромки бульвара. Особенно впечатляют мощные подпорные стены и контрфорсы на месте нынешнего детского парка, которые строились вместе с лестницей в начале 1840-х гг. под руководством архит. Г. И. Торичелли, инженеров Г. С. Морозова и М. Т. Любенкова. Здание ста­рой биржи было сооружено в торце бульв. Приморского в 1829— 1834 гг. архит. Ф. К. Боффо. Архитектурное решение здания биржи было четким и лаконичным. Сооружение компоновалось в виде буквы П: к основному залу с полукруглой ротондой примыкали два далеко вынесенных крыла, соединяющиеся между собой колоннадой. В результате внутри образовался дворик, полураскрытый к бульвару. Здание заняло очень выгодную точку городского рельефа на краю прибрежного обрыва. Очень красивой и выразительной была двойная колоннада с коринфскими капителями. Торцы крыльев обращались к бульвару громадными полукруглыми окнами. Основное значение в интерьере имел большой зал с коринфскими колоннами, облицованными искусственным мрамором. В 1871 — 1873 гг. под руководством архит. Ф. О. Моранди здание перестроили. Один ряд колоннады забрали кладкой и па месте открытого дворика устроили крытый вестибюль с антресолями и лестничные клетки. Вместо больших арочных окон, которыми крылья здания «смотрели» на бульвар, появились нити со скульптурными фигурами Меркурия и Цереры, исполненные Л. Иорини. Среднюю часть главного фасада увенчали скульптурной группой, символизирующей времена суток. Небольшое крыло к заднему фасаду пристроено после Великой Отечественной войны.

В те же 1820-е гг. на углу улиц Ришельевской и Ланжероновской началось строительство дома градоначальника. Его проект разрабатывался А. И. Мельниковым, составление смет и руководство строительством осуществлял архит. Ф. К. Боффо. Законченное в 1829 г. здание стало одним из самых крупных в Одессе, его большая 3-этажная масса резко выделялась среди застройки. Среди административных зданий тех лет важное место занимали так называемые «съезжие части», представлявшие собой совмещенные полицейские управления и пожарные команды. На углу ул. Полицейской и Преображенской сохранилось 2-этажное здание бывшей Бульварной части (архит. Ф. К. Боффо). Его строгие и сдержанные фасады имеют ясно выраженный центр, подчеркнутый плоским портиком.

Наибольшее развитие в это время получили торговые здания, которые строились на площадях Ярмарочной и Александровской на Пересыпи, на пл. Староконной на Молдаванке и в центральных районах города. В 1830-х гг. значительно укрупнилась застройка пл. Новобазарной. По ее периметру по проектам И. С. Козлова был сооружен ряд 2-этажных зданий с открытыми галереями, образованными колоннадами тосканского ордера. Но основное значение в структуре Одессы имел торговый центр, представлявший собой сочетание ряда ансамблей, пространственно связанных просп. Александровским. Главное значение в 1830-е гг. перешло к пл. Старобазарной (ныне сквер имени С. М. Кирова). В 1832 г. между местными зодчими проводится конкурс на проектирование торговых корпусов. В результате выполнение проектов и надзор за строительством были поручены Г. И. Торичелли. Основные работы были выполнены в 1830-х гг. В центре площади разместилось большое приземистое здание, обращенное к проспекту и ул. Базарной. Каждый из фасадов представлял собой лоджию, сформированную либо колоннадой, либо монументальной аркадой дорического ордера. Из центра здания вырастала мощная квадратная в плане башня с часами, напоминающая башни средневековой Италии. По диагонали и на некотором расстоянии от главного корпуса располагались четыре массивных павильона, выдержанных в дорическом ордере, с грузными аркадами по бокам и ступенчатыми парапетами на торцах, характерными для эпохи ампира. Между павильонами, напротив центрального корпуса, размещались небольшие навесы, поддерживаемые тосканскими колоннами. По контуру площади этот ансамбль обрамлялся красивыми зданиями лавок Их оба этажа решались в виде открытых галерей, образованных на первом этаже системой аркад, а па втором колоннадами дорического ордера. В конце 1830-х гг. решили улучшить архитектуру пл. Театральной, уменьшив при этом ее размеры, которые масштабно подавляли скромное здание театра. В связи с этим по трем сторонам внутреннего периметра площади выделили неширокую полосу земли, расчленили ее на участки и раздали купцам. Строительство лавок осуществили в 1842—1843 гг. по проекту архит. Г. И. Торичелли. Здания сформировали интересный ансамбль. Фасады лавок, обращенные к улицам Екатерининской и Ланжероновской, решались в виде непрерывной ордерной аркады.

Это П-образное каре лавок назвали Пале-Роялем, хотя с помпезным дворцом французского кардинала Ришелье оно не имело никакого сходства. В конце XIX в. ансамбль был разрушен, на месте лавок появились громоздкие разномасштабпые здания. Сохранился лишь уютный внутренний садик с фонтаном, устроенный еще в 1847 г.

На другой стороне пл. Театральной в 1841 г. архит. Г. И. Торичелли спроектировал полутораэтажное здание Английского клуба Бело-голубое, оно открыто со всех сторон и благодаря небольшим крыльям очень скульптурно. Его западный фасад когда-то перекликался с ордерными аркадами старого театра и лавок Пале-Рояля Противоположный фасад более монументален. Здесь бельэтаж опирается на расшитый рустом цоколь, а средняя часть обработана плоским портиком. Со стороны Карантинной балки пл. Биржевая (ныне Коммуны) окаймлялась эффектной сквозной аркадой которая была сооружена в 1835 г. по проекту Г. И Торичел-ли. Вскоре она по проекту того же Торичелли превратилась в лицевую сторону здания Музея истории и древностей. С ростом населения и его культуры развивалась сеть учебных заведений. В 1829—1833 гг. по проекту и под руководством архит. Ф. К. Боффо за старой чертой порто-франко среди обширного зеленого массива возводится Институт благородных девиц. По своей композиции он напоминал дворянские усадьбы — перед главным корпусом и боковыми крыльями располагался парадный двор, ог­ражденный от улицы металлической решеткой. Самым значительным учебным зданием являлся главный корпус Ришельевского лицея (ныне университет), который возвели в начале ул. Петра Великого в 1852—1857 гг. по проекту архит. А. С. Шашина. План здания разработай рационально: в центральной части устроены вестибюль, парадная лестница и церковь, а по обеим сторонам коридоров располагались разнообразные по размерам и назначению аудитории. Фасады решены в формах ренессанса. Слегка рустованные стены с широко расставленными арочными проемами завершены профилированным карнизом. В центре выделяется входной ризалит.


Производственные здания

Уже в первые годы в Одессе появились крупные складские сооружения для хранения соли и пшеницы, которые строили инженеры А. И. Шостак, Ф. П. Деволан, П. Харламов. Развитие торговли хлебом в одесском порту обусловило возведение складов для зерна, так называемых магазинов. Об особенностях их архитектурного решения дают представление склады на ул. Приморской, 1 — прямоугольное в плане 2-этажное сооружение.

Внутреннее пространство представляло собой громадный зал, расчлененный по продольной оси столбами, необходимыми для поддержки междуэтажных и чердачных перекрытий. Для погашения горизонтальных сил распора, возникавших при загрузке помещений, ограждающие стены усиливались контрфорсами и разгрузочными арками. В других зданиях аналогичную конструктивную роль выполняли пилястры и аркады, охватывающие стены по периметру. Иногда устраивались наружные лестницы. Внешний облик склад­ских сооружений был монументален и весьма сдержан. Одним из самых интересных памятников являются так называемые Сабанские казармы. Они были построены помещиком Сабанским в 1827 г. как склад для зерна. В 1831 г. за участие в польском восстании имущество Сабанского конфисковали и здание передали военному ведомству. Так родилось необычное название сооружения. Громадное здание длиной свыше 140 м построено па красной линии ул. Канатной. Благодаря крутому спуску к Карантинной балке, монументальный фасад был хорошо обозрим с далеких расстояний. Крупные полуколонны, прижавшиеся к зданию и зрительно укрупненные пьедесталами высотой в цокольный этаж, как бы символизируют мощь и суровость архитектурного образа. Существенное внимание было также уделено застройке карантина, разместившегося на территории бывшей крепости. Еще в конце XVIII а. его территорию разграничили на зоны и обнесли каменной оградой в виде аркады. Строительство последней, насколько позволяют установить архивные документы, завершилось в 1807 г. От всех строений карантина сохранились только башня и фрагменты.


Город у моря...

Одесса... Море книг, океан литературы — тома и фолианты, подшивки газет и журналов, собравших под своими обложками исторические, географические, социологические и всевозможные другие исследования, наблюдения, репортажи и зарисовки о жизни Одессы и одесситов. Как бы ни было обширно, многостранично очередное издание об этом городе, авторам его никогда не удастся охватить всего. Ведь город - это непрерывно обновляющийся грандиозный социальный организм, ни на мгновение не застывающий в свойм развитии. Что же говорить, если город этот - Одесса, вобравшая в себя богатейшие литературные, музыкальные и театральные традиции, здравница, благословенный приют мореходов и уникальная сокровищница архитектурных жемчужин. Одесса юна. Но история её богата многими знаменательными событиями, наложившими свой отпечатки на архитектурный её облик, характер жителей, их отношение к своей родине - колоритнейшему южному городу.


История зарождения Одессы связана с борьбой за освобождение северного Причерноморья от османских завоевателей. В конце XVIII века в ходе русско-турецкой войны корпус генерала Ивана Гудовича и отряды черноморских атаманов Антона Головатого и Захария Чапиги штурмом взяли крепость Ени-Дунью и близлежащее селение Хаджибей. Это, казалось бы, скромное военное достижение предшествовало целой цепи побед российской армии, которая под предводительством А. В. Суворова одну за другой брала турецкие цитадели - Кинбурн, Фокшаны, Рымник, Измаил. Тянувшаяся четыре года война закончилась заключённым в 1791 году Ясским мирным договором. Отошли снова к России Крым, земли в междуречье Днестра и Южного Буга. Потянулись на новообживаемые места переселенцы. Один за другим вставали новые города: Херсон (1778), Николаев (1789), Тирасполь (1793).


В 1793 году для защиты побережья от возможных набегов янычар была сооружена Суворовым ещё одна крепость на берегу Хаджибейского залива: пять бастионов, сто двадцать пушек на гарнизон - две тысячи солдат.

С этого укрепления и началась Одесса. Тогда ещё никто не пророчил ей будущей известности, но удачное местоположение становилось всё более очевидным. 27 мая 1794 года Екатериной Второй издан указ: Уважая выгодное положение Хаджибея при Чёрном море и сопряжённые с оным пользы, признали мы нужным устроить тамо военную гавань купно с купеческой пристанью… Работы же производить под надзиранием генерала графа Суворова-Рымниковского, кому поручены от нас строения укреплений и военных заведений в той стране».

В стороне от нынешнего Приморского бульвара, где в ту пору высились руины янычарской цитадели, по плану, составленному инженерами Деволаном и Карповым, суворовские солдаты сооружают новую крепость. Грозные бастионы утратили военное значение уже в 1812 году: по Бухарестскому мирному договору с Турцией граница резко отодвигалась на запад. Крепость упразднили, её строения приспособили под медицинский карантин. А в 1875 году прокладывали дорогу к морю и снесли большинство сооружений карантина. Остатки укреплений – семь горбатых арок и дозорную башню – можно и сегодня видеть в парке имени Шевченко.

После взятия Хаджибея долго велись споры, где лучше всего соорудить порт. Франц Деволан настаивал: на месте Хаджибея. И Суворов это предложение одобрил – ведь здесь всё для удобства кораблей: и фарватер глубок, и рейд зимой почти не замерзает. И то, что выжженная, каменистая, плешивая без леса земля вроде бы и мало пригодная для житья горожан – это не обескураживало полководца. Сумел же Пётр поднять столицу из болота! Ещё ничто не предвещало появления будущей жемчужины у моря. Это было как мираж. Рассказывал же Александр Дерибас в книге «Старая Одесса» о том тягостном впечатлении, которое производили эти места: «Трудно представить себе первоначальную Одессу в сравнении с нынешней. Ведь это была неприглядная скалистая местность, круто обрывающаяся к морю, без малейшей растительности (если не считать оставшихся от Хаджибея трёх старых груш), окружённая со стороны Пересыпи песчаной пустыней и со стороны Дальника такой степью, что в ней волков ловили. И на этой местности строилась Одесса из дикаря и глины, не защищённая от зноя и пыли ни одним деревцем…»

Первоначально строительные работы велись под непосредственным руководством А. В. Суворова. Первые портовые сооружения спроектировал О. М. Дерибас.
Одесса строилась по заранее составленному плану, автором которого являлся Ф. Деволан. Он предусматривал геометрически правильную застройку улиц, отличался стремлением ориентировать городские магистрали от моря к центру города по кратчайшим путям. На протяжении XIX века план этот не раз пересматривался – дополнялся и уточнялся, но его основополагающая идея оставалась незыблемой.

Одесса начала XIX века – словно архипелаг из двух обитаемых островов. Первый – Греческий форштадт. Ориентировочно он располагался между нынешним Приморским бульваром и улицей Греческой. Сюда стремилась знать, здесь баснословно дорого стоил каждый клочок земли: ведь здесь, на Дерибасовской, устроил свою резиденцию сам генерал-губернатор Новороссийский. А между современными улицей Преображенской и новым базаром располагался второй форштадт – Военный, Кузнечный, Рыбный, Дегтярный, Садовый ряды заселяли преимущественно мелкие негоцианты и ремесленники. За пределами этих жилых оазисов располагались разбросанные без видимого порядка хутора, посёлки, усадьбы – все они потом вошли в черту города. Приморского бульвара тогда ещё не существовало, но уже сломали остатки турецких укреплений, готовились к застройке этой эспланады.


Город поначалу был довольно неказист. Состоял в основном из крестьянских мазанок. Но мало-помалу стали появляться ценные в архитектурном отношении постройки. Первый одесский театр, например (он сгорел в ночь на Новый 1873 год). Но дошло до наших дней первое монументальное сооружение Одессы. Это возведённый по проекту петербургского зодчего Ж. Тома де Томона госпиталь. В начале улицы Пастера стоит это классическое , строгое двухэтажное здание. Центральный корпус возведён в 1806-1807 годах, и к нему впоследствии – через четырнадцать лет – присоединили плавно изогнутые крылья. Мощный шестиколонный портик, завершённый треугольным фронтоном, чётко выверенная соразмерность пропорций и членений, аскетический отказ зодчего от какого бы то ни было украшательства, верность античным образцам – всё это выдвигает вроде бы и небольшое по объёму здание в ряд выдающихся произведений архитектуры.
К той же поре относится и возведённый неподалёку от томоновского здания и стилистически с ним перекликающийся дворец польского магната С. Потоцкого (ныне Художественный музей). К сожалению, автор проекта неизвестен. Здесь тот же изгиб линий фасада, классическая колоннада, тот же тип дворянской усадьбы: парадный вход в глубине двора.

Сохранились пышные особняки, доживают век общественные сооружения, но и о том, как выглядели дома торговцев, ремесленников, мещан, мы тоже можем узнать сегодня. В Красном переулке можно, к примеру, найти старейшие строения Одессы. Вот, скажем, дома 6 и 8. это очевидно, что возводились они под влиянием архитектуры старого Крыма: балконы-лоджии опоясывают здания по всей длине фасада. И в этом же переулке столь же старые дома – 18-24 – несут отпечаток классических приёмов…

Одесса совсем ещё юный город, однако и к ней безжалостно быстротекущее время. Немало достопримечательностей уже отошло в область преданий. Почти полностью исчезли, например, ансамбли Греческого и Старого базаров (находились они в районах нынешних площади Греческой и Старо-Базарного сквера). Не стало и старинного гостиного двора, именовавшегося жителями Пале-Роялем. Лишь в архивах и в устных преданиях сохранились воспоминания и о первом торговом ряде Одессы, сооружённом Ф. Фраполи в начале 1810-х годов. Правда, одно из зданий этого ряда уцелело. На улице Пантелеймоновской, № 88 и сегодня можно рассмотреть двух этажный дом, оформленный открытой колоннадой, создающей глубокую тень. Здание неброское, скромное, привлекательное. Архитектор предусмотрел и весьма удобную его планировку. На первом этаже торговые места, наверху – жильё.

В 1820 году по плану инженера подполковника Потье застраивается приморский бульвар. Это, бесспорно, один из лучших уголков Одессы. Но и на многих других улицах сохранилось не меньше примечательных зданий. Вот, например, массивный дом на улице Канатной, № 23. Монументальное суровое здание похожена таинственный дворец. Оказывается, это вовсе не чертог, а… хлебный амбар. Неизвестный зодчий мастерски решил сложную задачу - сохранить утилитарное назначение здания и в то же время не обезобразить его. Вот и поднялись на тихой улочке три высоких этажа, скрыв под собой огромные подвалы – хранилища зерна. Построен склад-дворец в 1827 году.

Говоря о строительстве величественных палаццо и заурядных обывательских домов, нельзя не рассказать о том, что собой представляло городское хозяйство Одессы почти два века назад. Благоустройство было скверное. Достаточно сказать, что в непогоду в городе повсюду была непролазная грязь. Экипажи выволакивали из неё волами. Об этом же и пушкинские строки:

В году недель пять-шесть Одесса,
По воле бурного Зевеса,
Потоплена, запружена,
В густой грязи погружена…

В ненастные дни проезд, к примеру, по Почтовой, которая круто спускалась вниз, был попросту чреват гибельными последствиями. В округе не было подходящего материала для сооружения мостовых. Местный ракушечник крошился, рассыпался в прах. Лишь только Херсонский и Карантинный спуски – самые жизненно необходимые – укрепили гранитным камнем, ценившимся буквально чуть ли не на вес золота – ведь его везли из-за моря, на кораблях. Со временем улицы стали кое-где покрывать тёмно-синими плитами вулканической лавы – сей экзотический материал доставался уже по более сходной цене, его итальянские моряки использовали как балласт, когда шли в порт Одессу за хлебом. Эту лаву и сегодня можно отыскать на мостовых нашего города.

Страдали одесситы и от недостатка воды. Пресной, конечно. Вот, скажем, в 1808 году бьёт челом беднота, просит магистрат провести водопровод от источника Большого Фонтана: «От Фонтана почерпнут люди прохладную воду, усталый старец оживит засохшие уста свои, жители изобильно воспользуются к своему насыщению, способствуя на потушение и пламени огненному…»

Только через семьдесят лет одесситы облегчённо вздохнули: пришла вода из Днестра по трубам.

Все эти трудности тем не менее компенсировались благодатным южным солнцем, бирюзовым морем, да и самим впечатлением от прекрасного города, рождённого любовь, трудом и упорством множества людей среди безжизненной пустыни. Журнал «Отечественные записки» как-то поместил очерк П. Свиньина «Взгляд на Одессу (из живописного путешествия по России 1825 г.)». там приводились любопытные факты из жизни молодого города:
«По длинному покатому спуску входишь на широкую, великолепную улицу и с первым шагом видишь себя посреди богатого многолюдного города. Удостоверение сие увеличивается по мере приближения Ришельевской улицы к центру города: по обеим сторонам оной встречаешь огромные домы в 2 и 3 этажа, магазейны, блестящие сокровищами Европы и Азии, и роскошные казины, полные посетителей… С балкона на Ришельевскую и Дерибасовскую ул. я в первый раз удовольствовался наблюдением оттуда беспрерывного движения, продолжавшегося на улицах далее полуночи. Прекрасные кареты, коляски. Кабриолеты, верховые, возы с товарами, разносчики, разноцветные, разнообразные группы гуляющих по тротуарам сменяли попеременно сцены…»


В середине XIX века Одесса шагнула вширь. Заселялись пустыри, вставали на улицах шеренги «доходных» домов. Как правило, в большинстве своём они были безлики – аляповаты, перегружены громоздкими деталями, либо напротив, были настолько подчинены официальному стандарту, что начисто лишались какой бы то ни было индивидуальности. Но, к счастью, находились исключения. Строились и такие домаЮ которые имели исключительную архитектурную ценность. Неповторимый колорит старой Одессы сохраняется прежде всего в этих сооружениях. Новый оперный театр, здание филармонии, банки…

Одессу строили многие талантливые зодчие. Немало, скажем, выдающихся творений принадлежит Александру Иосифовичу Бернардацци. Выходец из семьи швейцарских архитекторов, уроженец Пятигорска, он свыше полувека жил и работал в Одессе. Это им построено здание новой биржи, банк на Пушкинской улице, многие другие замечательные сооружения. Вот одно из них – гостиница «Красная» (бывший «Бристоль») на Пушкинской – постройка 1899 года. На месте бывшего громадного хлебного магазина Бернардацци возводит на пересечении двух улиц пятиэтажный дом, решая и сложную инженерную задачу: ведь одна из улиц идёт резко под уклоню всё здесь удалось талантливому мастеру – и конструкция, и отделка интерьеров, и оригинальный вход, где из роскошного вестибюля вы попадаете на широкую мраморную лестницу с покрытой позолотой решёткой…


Совсем иначе выглядит также построенный Бернардацци дом на улице Мечникова, 51, решённый в так называемом псевдорусском стиле, стилизованный под терем. Здесь обращает на себя внимание типичная для одесских зодчих манера обработки наружных стен. Фасады не оштукатурены – из тёсанного ракушечника.

Удачно складывалось для Одессы и то, что в городе в прошлом столетии одновременно трудилось немало даровитых зодчих. Они и соперничали друг с другом, но и учились друг у друга, взаимно друг друга обогащали. Строил, скажем, Бернардацци свои «Бристоль». А в тоже время на Приморском бульваре Ю. М. Дмитренко сооружал «Лондонскую» гостиницу. У зодчего была тоже сложная задача. Архитектурный облик бульвара к той поре уже сложился. Надо было тактично увязать с имеющимися постройками новое здание. Дмитренко блестяще с этим справился. Одесса обогатилась ещё одним архитектурным шедевром. Решённая в лучших образцах итальянского Возрождения, гостиница не входит в противоречие и с находящимися поодаль домами классического стиля. «Застывшей музыкой» назвал Гегель архитектуру. Вот и Ю. М. Дмитренко «сыграл» в той же тональности, что и его предшественники.


А в двух шагах отсюда – частица старой доброй Англии – возведённый по чертежам Г. Торричелли Английский клуб, в нём сейчас музей морского флота. Оценивая мастерство зодчего, искусствовед А. Т. Ушаков проницательно указал и на причину успеха: «Воссоздавая дух Англии, Торричелли придал клубу бело-голубую гамму – расцветку всемирно известного фарфора фирмы Веджвуд, национальной гордости англичан».


Тогда же, во второй половине прошлого века, архитектор А. Шашин строит в начале улицы Петра Великого новое здание Ришельевского лицея – величественное, монументальное. Сейчас это главный корпус Одесского государственного университета им. Мечникова. Представляет интерес и сооружение института благородных девиц (в нём сейчас обосновались будущие инженеры морского флота). А на улице пушкинской в ту же пору – начало пятидесятых годов - строится по проекту Оттона роскошный дворец Абазы (в нём сейчас музей западного и восточного искусства). Да, многие улицы Одессы отличаются яркой, выразительной, запоминающейся застройкой. Скажем, очень красива улица гоголя. Один дом лучше другого. Но почему так привлекает всех дом, расположенный в самом начале этой улицы? А он и впрямь необычен. Возведённое над крутым обрывом здание удачно стилизовано под средневековый британский замок – те же башни, стрельчатые арки. Интересна и его история. Дворец принадлежал крупному польскому латифундисту Бржозовскому. В начале прошлого века – перешёл в городскую собственность. А когда в 1909 году в Персии произошла революция, персидский шах перебрался в Одессе и ему в аренду был сдан сей «неприступный» замок. Его с тех пор и называют не иначе как Шахский дворец.

И – вот чудеса! – такие все разные дарования, всевозможные стили и направления, порой даже просто эклектика, а всё-таки неповторимый и своеобразный облик города создаётся – цельный и оригинальный.



Автор: доктор исусствоведения, академик В. И. Тимофеенко

"Одесса. Архитектурно- исторический очерк", Киев, 1983
  • GreenJek, Доцент, Диментий и еще 1 это нравится

#5 GreenJek

GreenJek

    Надзиратель

  • Главные администраторы
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 13 335
  • Пол:Мужчина
  • Город:Одесса
  • Интересы:рыбалка, кибер спорт, мафия

Отправлено 08 Февраль 2011 - 11:53

Спасибо большое за историю - ребята у вас в архивах случайно никто не работает - очень хочу найти информацию по предкам.
Отель (гостиница) "Ника" Ильичевск http://hotel-nika.com
"Дом и Ника" http://dominika.ua - Мебель, обои, шторы, озеленение и многое другое...

#6 Доцент

Доцент

    Старожил

  • РК "Одесса"
  • Cообщений: 3 326
  • Пол:Мужчина
  • Город:Одесса
  • Интересы:Рыбалка, футбол

Отправлено 01 Август 2011 - 10:28

Оборона Одессы, о которой мы не знали
подвиг горняков из Сталино, «Черная ведьма» и бронечудовища под Одессой

О героической обороне Одессы написаны книги, сняты кинофильмы, смонтированы телепрограммы. Казалось бы, что нового можно рассказать об этих трагических событиях? Однако историю творят люди. Причем, не только творят, но и пишут, тиражируют, а потом вкладывают в сознание народа. Мы не собираемся пересматривать и переписывать то, что давно стало частью народной памяти. Но специально к семидесятой годовщине начала великой и страшной битвы за Одессу мы рассказываем о ее неизвестных страницах...
Пришлось расхлебывать за соседей

В июле 1941 года положение войск Южного фронта, оборонявших 700-километровый фронт от Липкан до Одессы, было довольно прочным. Румынские части, понеся тяжелые потери, были остановлены на рубеже Днестра. Советские соединения неоднократно переходили в контратаки, держа противника в постоянном напряжении. О непосредственной обороне Одессы речь не шла. Казалось, получи наши бойцы свежие подкрепления - и можно будет перейти в наступление, окончательно разгромить противника. Однако в тот момент ни командование, ни рядовые бойцы Южного фронта даже не знали, что судьба города решается под... Киевом. Юго-Западный фронт трещал по швам. Поражение следовало за поражением. 2 августа под Уманью были окружены и разбиты сразу две советские армии — 6-я и 12-я. Отборные немецкие танковые и моторизованные дивизии в любой момент могли повернуть на юг. Поэтому Отдельная Приморская армия генерала Софронова, чтобы не быть окруженной, получила приказ начать плановый отход к Южной Пальмире. 5 августа 1941 года начались бои на дальних подступах к городу. Именно этот день и считается началом героической обороны Одессы...

Ненавистная для фашистов батарея

Практически каждый одессит знает о том, что важнейшую роль в защите Одессы сыграла расположенная на 16-й станции Фонтана 411-я артиллерийская батарея. О ней и писали много, и мемориал памяти создали. А вот о роли и значении 412-й батареи вспоминать стали совсем недавно...
Ее возвели в непосредственной близости от села Чабанка в 30-х годах по проекту инженера Карбышева. В идеале эта мощная, оснащенная 180-миллиметровыми орудиями дальнобойная батарея береговой обороны была призвана не подпустить к Одессе суда «империалистических хищников», то бишь Великобритании, Франции или США. Однако в 1941 году они оказались союзниками СССР, а немцы и румыны - врагами. Но в виду того, что на море господствовал советский флот, то страшные орудия повернули в сторону суши. Благо, они могли стрелять на 360 градусов. Ураганный огонь 412-й батареи раз за разом срывал планы румынской армии в Восточном секторе обороны. Фашисты, в свою очередь пытались захватить смертоносные пушки, чтобы с их помощью взять под контроль порт, аэродром, а также обстреливать осажденный город.

«Подземная» пехота с саперными лопатками

22 августа 1941 года румыны после ожесточенных боев подошли практически вплотную к батарее. Сражавшийся здесь 1-й полк морской пехоты Якова Осипова истекал кровью. Связь с моряками была утрачена. Тогда командование приняло решение бросить им в помощь две маршевые роты донецких шахтеров, прибывших из Сталино (Донецк). Суровые мужчины, у которых за плечами были сотни часов в забоях, они привыкли смотреть смерти в глаза. Существовала, правда, одна проблема: на 250 человек было только десять винтовок. В виду того, что других резервов под рукой не было, горняков облачили в тельняшки (чтоб румыны боялись!), вооружили ручными гранатами, саперными лопатками, ножами и бросили в... ад. В ночь на 23 августа шахтеры незаметно подошли к румынским позициям и пошли в бой. «Орлы Антонеску», предвкушавшие скорое взятие батареи, были ошарашены ударом в тыл, но приняли бой...
Ход этой страшной схватки при свете луны точно установить невозможно. Однако согласно свидетельству старшего сержанта Федора Задои, сражавшегося на 412-й батарее, утром морским пехотинцам открылась страшна картина.
- Перед дорогой, в траве, в кустах, лежали трупы румынских солдат с разрубленными головами и плечами, тела погибших наших бойцов в тельняшках. Слышны были стоны раненых, ругань, призывы о помощи, - вспоминал Федор Задоя. - Повсюду на земле валялись румынские винтовки. У наших погибших бойцов в руках были зажаты окровавленные саперные лопатки, ножи и те же румынские винтовки с разбитыми прикладами...
Внезапной атакой шахтеры рассеяли румын, но и сами практически все полегли на поле боя. По злой иронии судьбы уже через два дня командование приказало взорвать батарею, а защищавших ее моряков перебросили на другой участок...

Ремонтировали несуществующие танки?

На пересечении улиц Разумовской и Мясоедовской установлен постамент, на котором стоит внушительных размеров зеленая коробка на гусеничном ходу и с маленькой башенкой, откуда торчит дуло пулемета. Это так называемый танк «На испуг», прославившийся при обороне Одессы...
Согласно официальной версии, войска Отдельной Приморской армии... вообще не имели в своем составе бронетанковых войск. В то же время большинство современных историков сходятся во мнении, что такого попросту не могло быть.
- 10 августа. Оборона Одессы только началась. В своем докладе директор завода имени Январского восстания пишет, что на предприятии уже отремонтировано около десяти танков БТ-7, и четыре из них отправили на передовую, - говорит одесский историк Александр Черкасов. - С какой передовой могут поступить подбитые советские танки? Правильно, из-под Одессы. Их ремонтировали...

Бронетрактор — гроза румын

И все же, танков было мало. А они были нужны. Поэтому на заводе Январского восстания было принято решение переделать артиллерийские тягачи на базе тракторов СТЗ в самые что ни на есть танки. Машины оббили броней, приделали башню, вооружили пулеметами и назвали НИ-1 («На испуг-1»). Испытания показали, что новоявленный танк малоподвижен, слабо защищен, но тем не менее, лучше так, чем никак. Уже 20 сентября у села Великий Дальник новая техника получила боевое крещение.
- Когда румынские солдаты впервые столкнулись с ними в бою, то это нечто непонятное, грозно рычащее, окутанное выхлопными газами и к тому же еще метко стреляющее, вызвало у них такой испуг, что они выскочили из окопов и убежали в тыл, - рассказывает кандидат исторических наук Виктор Воскобойников.
Всего в обороне Одессы приняло участие около пятидесяти танков НИ-1, которых правильнее называть бронетракторами. Большая их часть была брошена советскими частями при эвакуации из города...
Утром 16 октября последний десантный корабль с советскими войсками покинул Одессу. Они уходили непобежденными. Они уходили, потому что фронт уже ушел далеко на восток. Оборонять город больше не имело смысла. Отдельную Приморскую армию генерала Петрова перебрасывали в Крым. Вплоть до 1 июля 1942 года ее бойцы будут оборонять Севастополь, где практически все и погибнут...

Фашистов убивала, над американцами смеялась

Мало кто знает, что в составе легендарной 25-й Чапаевской дивизии, защищавшей Одессу, сражалась знаменитая снайперша Людмила Павличенко. Уроженка далекой Читы, ушедшая добровольцем на фронт, здесь она открыла личный счет убитым солдатам и офицерам противника. К 1942 году от ее выстрелов найдут свою смерть... 309 фашистов. Они, в свою очередь, нарекли ее «Черной ведьмой». Тяжелое ранение, а также нежелание руководства страны рисковать своими символами, не позволят героической женщине и далее участвовать в боях. Вместо окопа Людмилу Павлюченко направили в... США и Великобританию агитировать тамошнее правительство и население поскорее открыть второй фронт. Всюду ее выступления проходили «на ура», а в Чикаго она буквально поиздевалась над американцами.
- Джентльмены, мне двадцать пять лет. На фронте я уже успела уничтожить триста девять фашистских захватчиков. Не кажется ли вам, джентльмены, что вы слишком долго прячетесь за моей спиной?, - иронично заявила Людмила Павлюченко.

Автор: Ростислав Баклаженко
  • GreenJek это нравится

#7 Доцент

Доцент

    Старожил

  • РК "Одесса"
  • Cообщений: 3 326
  • Пол:Мужчина
  • Город:Одесса
  • Интересы:Рыбалка, футбол

Отправлено 26 Январь 2013 - 10:26

Тайны катакомб под 56-ой школой в Одессе
Опубликовано: 2013-01-26 08:36:51

"Катакомбы под 56-ой школой" - под таким названием в Одессе известен один из крупнейших в городе районов катакомб. Такое необычное название объясняется тем, что единственный вход в эти выработки находится буквально в нескольких метрах от 56 средней школы г. Одессы в Приморском районе города, недалеко от пляжа Аркадия. Так эти катакомбы неизменно называются с 60-х годов прошлого века, когда первые учащиеся новой тогда 56-ой школы стали посещать район. Катакомбы сразу стали пользоваться большой популярностью из-за расположения и легкодоступности.

Официальным названием этого района в те годы было "Новоаркадиевский массив катакомб", по названию ближайшей улицы курортного города. Вот уже более 30 лет, как улицу Новоаркадиевскую переименовали в проспект Шевченко, забыто и старое официальное название катакомб, давно вышли на пенсию маркшейдера, нанесшие их план на карту. Обзавелись своими детьми те ребята, которые первыми, несмотря на запреты взрослых, лазили в эти катакомбы, а неофициальное название передается из уст в уста от поколения к поколению. Никто не знает, что перейдет в будущее, а что будет предано забвению.

В настоящий момент по регистрационной спелеостологической номенклатуре район имеет индекс К-8, называется "56 школа" и является вторым по протяженности из достоверно изученных районов катакомб, расположенных в черте города. Протяженность каменоломен 14625 метров, общий объем - 105300м3 . Входом в каменоломни служит бетонированный шахтный ствол прямоугольного сечения глубиной 19,5м, пройденный в 1962 году. Все доступные выработки этого района каменоломен в настоящий момент закартированы, но по карте видно, что на контуре остались два заваленных ствола-входа, за которыми, судя по всему, находятся неизвестные и до сих пор не пройденные выработки, так что белые пятна в этих катакомбах еще остались, но о них мы расскажем несколько позже.

Для тех, кто интересуется более прозаическими вещами, можно сказать, что каменоломни отрабатывали понтический равномерно сцементированный известняк-ракушечник, или, как его еще называют - пильный известняк. Как видно из названия, известняк легко пилиться на блоки даже простой пилой для распилки древесины. При этом он имеет бледновато-желтый или желтый цвет, сложен раковинами моллюсков и их обломками, пористый, довольно легкий и не слишком прочный (пористость 20-30%, плотность 1,3-1,5т/м3, Морка "7"-"10"). Мощность пласта пильного известняка составляет в среднем 4 м, но, так как площадь каменоломен довольно большая, то в разных частях она различна и изменяется от 6,2 до 1,2м. Соответственно, там, где толщина пласта больше, выработка выше (до 2,7м), крепче, лучше сохранилась. Там, где пласт тоньше - выработка ниже, часты обвалы. В обвалах виден уже не пильный известняк, а плитчато-обломочный, перекристаллизованный, глинистый известняк бурого цвета, так называемая "жерства". Вообще же большая часть выработок этого района хорошо сохранилась. Обвальных участков мало, обрушения в них небольшие. Заиленных участков также мало, а затопленных водой нет вообще.

Район К-8 состоит из семи сбитых между собой каменоломен. Шесть из них были соединены еще в процессе разработки, а одна, самая южная по карте, та, в которой пройден современный ствол, сбита с основным массивом выработок в 1962 году. Старые стволы засыпаны самым различным материалом: некоторые черноземом, другие - обломками известняка или бурым суглинком. А один ствол имеет абсолютно уникальную засыпку, нигде в Одессе более не встречающуюся - он засыпан битыми дореволюционными бутылками вперемешку с землей. Хотя этот ствол и находиться на исхоженном несколькими поколениями контуре, но по его расположению складывается впечатление, что засыпавшие его специально старались затруднить работы по его расчистке. Интересен и тот факт, что до 1969 года у народа, посещавшего эти катакомбы, считалось, что это место представляет собой провал из кочегарки расположенной рядом партшколы, засыпанный углем. В луче фонаря бутылочные стекла выглядели темными блестящими кусками. Подходить близко к куче никто не хотел, а так как в том направлении на поверхности действительно находилась кочегарка партшколы, то подобное утверждение о засыпанном углем провале было вполне приемлемым. И только летом 1969 года, проводя обследование катакомб, мы, к своему удивлению, увидели, что это не уголь, а битые стекла.

Вообще, во время того выхода было получено много разочарований. Не нашли мы ни нижнего яруса выработок, ни подземных озер, а главное - никаких выработок, в которых штабелями лежали бы скелеты. Подобные слухи давно будоражили умы исследователей выработок под 56-ой школой, но остановимся мы на них позднее.

Кроме ствола, засыпанного стеклами, интерес представляет еще один ствол, в засыпке которого встречается много битой посуды иностранного производства, электроарматура начала прошлого века, винтовочные гильзы 1914 и 1916 годов и много других интересных вещиц начала 20-го века.

Наиболее крупный заиленный участок находиться в районе грузовой 300-миллиметровой скважины, из-за которой в 80-х годах прошлого века произошел трагический случай. Вокруг незатампонированной скважины образовалась суффозионная полость, в которую провалилась поливочная машина, при этом погибли два находящиеся в кабине человека. Сейчас в районе скважины выработки заилены суглинком, в котором встречаются куски асфальта, попавшие на глубину 25м через эту суффозионную полость. Объем грунта в выработках превышает 120м3.

Как уже отмечалось, район К-21 состоит из 7 каменоломен, отрабатывавшихся с 1887 по 1917 годы. Время разработки определено по датам, написанных в забоях горным персоналом каменоломен. Самая старая каменоломня работала с 1887 по 1892 год. Большая центральная каменоломня разрабатывалась в 1899-1903 годах. Самая молодая каменоломня, расположенная в северо-восточной части массива, отрабатывалась с 1914 по 1917 годы.

С каменоломнями района "56-ой школы" связанно множество легенд и рассказов. Они говорят о том, что из этих каменоломен можно пройти в Одессе куда угодно, и в Аркадию, и в центр города, и в кочегарку бывшей партшколы. Есть якобы в этих выработках и подземные озера и несколько ярусов лабиринтов. Видимо, подобные рассказы связаны со значительными размерами каменоломен и их большой изрезанностью. Расскажем же и мы две наиболее интересные и интригующие, немного детективные легенды. Ведь чем и хороши легенды - всегда остается надежда, что основаны они на реальных фактах и всегда оставляют возможность поиска истины.

Итак, все еще считается, что именно в этих катакомбах спрятан "Золотой Титаник" - модель знаменитого парохода, длинной 10-15 см., сделанная из чистейшего золота. В легенде говориться, что якобы на "Титанике" плыл один одесский магнат, которому посчастливилось спастись при кораблекрушении. В честь чудесного спасения он заказал лучшим золотых дел мастерам изготовить точную золотую копию судна. Во время гражданской войны модель была спрятана в катакомбах. По другой версии, модель была изготовлена и подарена кому-то из членов экипажа русского судна, спасшего во время крушения иностранца. Действительно, одним из первых судов, подплывших к "Титанику", был русский пароход "Царь", портом приписки имевший Одессу. Письменного подтверждения этой легенды найти не удалось, но в 60-х 70-х годах она была очень популярна, и искали "Золотой Титаник" все, кому не лень было спуститься в катакомбы по 56-ой школой. Один из авторов статьи попытался докопаться до крупиц истины, содержащихся в этой истории…

Легенда о "Золотом Титанике" родилась примерно в 1965 году. По рассказам члена клуба "Поиск", Леонида, в милицию, где работал его брат, пришел пожилой мужчина и рассказал приведенную выше историю. Он принес план катакомб, сделанный на куске какой-то потертой ткани. Понять что-либо на плане было трудно, что и понятно - ведь план был сделан непрофессионалами. Куда план делся потом - покрыто мраком тайны. Милиционер рассказал историю своему брату - исследователю катакомб. Потом сведения о макете золотого судна стали известны жителям окрестностей катакомб, ведь тайна, которую знает более одного человека, быстро перестает таковой быть.

"Титаник" так и не нашли, да серьезно и не искали. Возможно, это была модель вовсе не "Титаника", а просто одна из миниатюр, которые часто изготовляли в те времена. Район выработок в прошлом был исключительно дачным, приморским и достаточно богатым - все могло быть. Ведь нашли же в расположенной рядом каменоломне бумажник с несколькими николаевскими сотенными купюрами, деньгами по тем временам большими. Подобных историй Одесса знает множество, и, как знать, вдруг кому-то еще повезет отыскать "Золотой Титаник".

Еще одна очень известная легенда, связанная с этими каменоломнями, говорит о том, что во время Великой Отечественной Войны где-то в районе парка Победы (бывшего дендропарка им. Ленина) происходили массовые расстрелы евреев. Трупы сбрасывались в один из шахтных стволов. Ствол этот находился где-то на территории парка. По некоторым рассказам даже получалось, что к нему подходили по катакомбам "56-ой школы" и видели в выработках много человеческих костей. Кое-кто говорил, что скелеты находили сложенными в штабеля прямо в выработках, другие утверждали, что находили кости при расчистке шахтных стволов. Кроме многочисленных устных свидетельств, в книге "Одесса в Великой Отечественной войне Советского Союза" т. I, II 1947-1949г." есть сообщения очевидца, подтверждающее данный факт. Но первоисточника этой информации - газеты, на которую ссылается книга, найти не удалось. Указанный номер газеты, вроде как вообще не существует. Таким образом, факт остался неподтвержденным, но и не опровергнутым.

Во время комплексного изучения каменоломен района К-8, зимой 2001-2002 года, мы тщательно осмотрели все засыпанные стволы и выработки около них. Не вдаваясь в излишние подробности, можно сказать, что ничего похожего на массовые захоронения, найдено не было. Не было даже найдено явных следов пребывания в этих каменоломнях людей во время гражданской и отечественной войны. Более того, оказалось, что наиболее "подозрительный" ствол, находящийся в центре парка, который считался наиболее вероятным местом захоронения, был засыпан в самом начале 20-го века, видимо в 1903 году, и не мог вести в ту шахту, которая по некоторым сведениям работала в конце 30-х годов (шахта "Милиции"). Место, обозначенное на плане №107, и считавшееся шахтным стволом, который предположительно был засыпан в интервале с 1930 по 1950 годы, оказалось местом складирования породы от расчистки ствола №36. это было выяснено благодаря работам члена спелеостологического клуба "Поиск" Андрея Бороненко, произведенных в январе 2003 года. Им же по материальным остаткам (осколки посуды, гильзы 1916 года, бытовые предметы, остатки архаичной электротехнический арматуры), о которых уже было сказано, был определен возраст засыпки ствола №36. Это 20-е годы прошлого века. Не было найдено ни одного предмета 30-50 годов. Единственным стволом, несомненно существовавшим еще в конце 30-го года, но уже засыпанном в конце 50-х, был ствол №58. Засыпан он, по крайней мере в нижней своей части, обломками пильного известняка с редкими обломками костей животных. Скорее всего, он был засыпан сразу по окончании полевых работ экспедиции Т.Г. Грицая, осенью 1930 года. Таким образом, во всех обследованных выработках и в нижней части стволов, захоронений обнаружено не было.

Но полностью отнести историю в разряд легенд, тем не менее нельзя. Один из авторов статьи в 1965 году лично видел в парке "Победы" возле летнего кинотеатра "Парус" место, где раскопали одно из захоронений расстрелянных в войну людей. Не стоит скидывать со счетов и тот факт, что до сих пор остались непройденными два засыпанных шахтных ствола, а значит, и участки выработок, расположенные за ними. Один из этих стволов (№108), тоже расположен в дальней части парка, и посему вполне может оказаться искомым местом.

Как уже отмечалось, явных следов пребывания людей в катакомбах "56 школы" в военное время не найдено, однако, некоторые неоднозначно трактуемые находки, тем не менее, существуют. Так, 1966 году сапер Филиппов, прикомандированный к экспедиции "Поиск" приказом Одесского военного округа, нашел здесь большую чугунную пороховую бомбу с истлевшим фитилем. К сожалению, эта бомба, как и положено интересным находкам, впоследствии исчезла. Установить, где именно она была найдена, и что собой представляла, уже, к сожалению, не удастся.

Реально, кроме этого ядра, в катакомбах "56 школы" часто находили большое количество стекол от керосиновых ламп с вытравленными на них клеймами производителей, по которым с высокой степенью достоверности можно определить дату прохождения участка выработок, а также место, откуда осуществлялись поставки снабжения для рабочих. Часты также находки красивых цветных неплохо сохранившихся упаковок от курительной бумаги известных производителей, что свидетельствует о материальном благополучии ее владельцев. Найдено несколько пил для распиловки известняка и буртовочных ломов, несколько стрелянных пистолетных и винтовочных гильз 1914-1916 годов. Часто встречаются даты и надписи, выполненные красной охрой или древесным углем, которые смело можно назвать голосами из прошлого, рассказывающими то, что не зафиксировали официальные документы и хроники того времени. Эти надписи представляю собой ценный материал для историков и филологов. Так среди них имеется подсчет стоимости покупки на сумму 1 рубль 74 копейки, который включает в себя: чай, хлеб, селедку, сахар, колбасу, сало, табак. Из подсчета, можно узнать, сколько стоили в те времена продукты, а, значит, и сколько примерно зарабатывали шахтеры.

Подобных надписей встречается множество, что резко отличает выработку под "56 школой" от большинства загородных выработок. Даты, встречающиеся на стенах: 1888, 1891, 1896, 1899, 1900, 19903, 1908, 1910, 1915, 1917, 1930. Надписи, соответственно, датируются этими же годами: "Нельзя брать, отступить вправо 1891"; "Здесь работает Усатовский домовладелец Якимъ Ерёменко 1916г.", "Слой вправо 1910", "Здесь было партсобрание шахтеров" - 1960-е годы, "3 саж. Стопъ 12.01.1901г.", "Подтянуть площак 26.01.1901г" (площак - это деревянное крепление кровли выработки), "Дальше работать нельзя 12.01.1901г.", "Етот припоръ занять мною Фидотъ Лозовой Аликсандръ Нжупенко", "Хто станнит в того духу нисс нистаить", "Иза гнилую картошку. А сало и колбасу кушать нельзя". Найдено и несколько длинных надписей бытового содержания, относящихся к началу прошлого века, иногда нецензурных.

Некоторые надписи заставляют усомниться в своей подлинности. Так, надпись "1941 годъ Н.С." (№49), сделана графитом недалеко от самого "молодого" ствола, но в 1941 со знаком "Ъ" уже не писали. Надписи "1945г. Война" (№69), "Смерть немецким оккупантам. Да здравствует Сталин" (№84); эти надписи и найденная кровать, сделанная из стальных полос, что характерно для довоенного времени и некоторые другие сомнительные находки, по мнению привлекавшихся специалистов (Ю. Довыденко, Е.Гущин) относятся скорее к 60-м годам прошлого столетия.

Еще одной интересной особенностью катакомб "56 школы", точнее ее самой "молодой" шахты, является наличие множества (десятков) жилых помещений шахтеров времен 1915-1917 годов. Обычно в каменоломнях подобного размера их не более 1-2. Видимо, это следы, которые отражают политическую ситуацию того времени. Вполне вероятно, что владелец шахты, расположенной в достаточно глухом в те времена районе города, принимал на работу желающих скрыться от мобилизации на войну. Шахтеры и работали, и прятались, живя непосредственно в выработках, а, значит, им можно было меньше платить. Подтверждением этой версии служит надпись домовладельца Еременко, ведь что ему, достаточно состоятельному человеку, делать в Аркадиевской шахте за 15 км. от дома, в то время, как самые крупные и многочисленные шахты по добыче пильного известняка находились именно в селе Усатово? Однако прямо около дома скрыться от глаз соседей было вероятно сложно.

В общем виде, история каменоломен района К-8 представляется следующим образом: после начала отработки первой шахты, примерно в 1887 году, рядом начали строить другие шахты. К 1903 году их строительство почему-то прекратилось. Не смотря на то, что входы в этот массив каменоломен существовали, люди эти катакомбы посещали очень редко, о чем свидетельствует практически полное отсутствие материальных остатков того периода времени. Затем, в 1908-1910 годах было проведено обследование каменоломен неким Чумаченко (видимо горным инженером), и начата незначительная дорезка массива. Вероятно к тому же периоду относятся попытки выращивания шампиньонов в катакомбах. В 1914 или 1915 году был пройден еще один ствол, через который добыча камня шла до 1917 года. Во время революции шахта была заброшена, но в 1917-1920 годах владелец гильз, а, возможно, - искатель или укрыватель "Золотого Титаника", обошел практически все выработки, оставив или потеряв одинаковые гильзы образца 1916 года и кокарду того же периода. После революции и гражданской войны, каменоломни, будучи расположенными в достаточно глухом районе и не имеющие легкодоступных входов, не посещались. И только осенью 1930 года в них работала (делала буссольную съемку) экспедиция Т.Г. Грицая. Тут тоже не все ясно. В имеющихся в нашем распоряжении документах нет упоминания о работах Т.Г. Грицая в этом районе. Его экспедиция закончила свою работу в марте 1930 года, а съемки района К-8 велись осенью 1930 года, но один из участников экспедиции - Хайкин - в съемках участвовал. Кроме того, съемочные точки отмечены традиционно приписываемыми экспедиции Грицая знаками - треугольником с кругом или точкой внутри. Как объяснить несоответствие сроков экспедиции и съемки - не ясно. Съемку вели Мазуренко и Супрунович (в постоянном составе экспедиции их не было). От этой экспедиции сохранилось несколько надписей - "1930.19.10. В этой шахте заболел Т.Хайкин. Хайкин заболел объелся мяса с Госпитальной" (Госпитальная - улица на Молдаванке). Рядом рисунок рвущего человека - видимо того самого Хайкина. Недалеко - надпись крупными буквами, наподобые транспаранта: "Даешь сюда бюрократов!" - по всей вероятности - отголоски каких-то трений того времени. Потом, видимо используя информацию экспедиции, вход в каменоломни был засыпан. К осени 1930 года в этот район существовал только один вход (№58). В 1960 году начал строиться жилой массив по ул. Черняховского, бурением нашли пустоту, а в 1961 году прошли ствол (№1) и вскрыли самую южную каменоломню района. Затем в 1963 году из нее, пользуясь информацией 1930 года, прошли сбойку в основной массив выработок и приступили к его маркшейдерской съемке. Таким образом, вероятно с 1930-31 года по 1962-63 годы район К-8 выходов на поверхность не имел.

Углубляясь в геологические подробности, по данным выработкам можно добавить, что вода в них встречается только в виде капежа, изредка правда достаточно интенсивного, который может образовывать небольшие лужи. Однако последние не стоит путать с "подземными озерами" приписываемыми данному району. Температура воздуха в выработках аномально высокая, и составляет 15,8°С - 14,2°С против обычных 9 - 12°С в других каменоломнях. Движение воздуха довольно вялое. На бетонной крепи 1960-х годов часто встречаются вторичные образования, представленные натечными корками кальцита белого цвета толщиной не более 0,5 см.; на самом известняке их нет. На сгнившей древесине, как и во многих других выработках, встречаются белоснежные ватообразные наросты плесневого грибка, которые иногда разрастаются на расстояние до 1 метра от остатков древесной крепи. В одном месте (№63) на кровле выработки видна крупная, похожая на ветвь коралла, колония черной плесени, размером 40-50 см.

Первые, после экспедиции Грицая, спелеостологические обследования выработок под 56-й школой сделаны членами экспедиции "Поиск" в 1966г. (Фролов, Никулин, Борисевич, Панкин и другие). В июне 1969 года контур выработок осматривался К.Прониным, В. Пучковским, Мироновым. В последующем в этом районе неоднократно бывали члены клуба "Поиск", туристы, спелеологи, члены общества "Мемориал", всякие другие любители и спасатели этих любителей (ввиду близости жилого квартала и школы любителей побродить в темноте всегда хватало). В декабре 2001 года в каменоломнях начались комплексные работы, которые были закончены 31 января 2002 года. В процессе этих работ был составлен сводный план выработок всего района, сопровождаемый 112 примечанием и детальное стандартное описание каменоломен.

К.К.Пронин, А.В.Обухов
Члены спелеоэкспедиции "Поиск"

uzm.spb.ru


  • GreenJek это нравится





Количество пользователей, читающих эту тему: 0

пользователей, гостей, скрытых пользователей


Наши контакты: e-mail: greenjek47@gmail.com,